ЕРЕВАН 26 C°
РА ЦБ
  • USD - 483.94 АМД +0,94 EUR - 512.2 АМД +0,2 RUB - 7.88 АМД +0,88 GBP - 595.54 АМД +0,54
  • ЗОЛОТО - 23 197,02 АМД СЕРЕБРО - 278,48 АМД ПЛАТИНА - 14 513,44 АМД

В Южной Осетии неоднозначно восприняли соглашение между Грузией и РФ по открытию дорог (эксклюзив)

Заместитель иностранных дел России Григорий Карасин заявил о том, что завершились процедуры, необходимые для выполнения соглашения 2011 года "Об основных принципах механизма таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами". Это соглашение между Грузией и Россией предполагает открытие пунктов пропуска и выставление постов в Абхазии и Южной Осетии, работа которых будет организована третьей стороной – швейцарской компанией SGS. Как отреагировали на это в странах, вовлеченных в реализацию соглашения? Политолог из Южной Осетии Дина Алборова в беседе с ИАА "Армедиа" рассказала о том, как в Цхинвале воспринята эта новость.

 

-          Вопрос открытия "таможенных коридоров", конечно, вызывает неоднозначную реакцию в Южной Осетии. С одной стороны есть понимание того, что если договор подписан и со стороны России, и со стороны Грузии со швейцарской компанией, то стороны уже готовятся к открытию дорог. Но есть и понимание того, что стороны все же не совсем готовы к имплементации этого соглашения – кто-то технически, кто-то - политически.

Понятно, что эти дороги имеют важное значение в контексте экономического развития - причем для всего региона, а также в контексте региональной безопасности. В сегодняшнем меняющемся мире наличие системы региональной безопасности, которой нет в регионе Южного Кавказа, приобретает очень важное значение. Открытие дорог спровоцирует  большие изменения во всем регионе – и в плане экономики, и в плане политики, и в плане общей безопасности. Это - и новые вызовы, и одновременно – возможности для решения определенных вопросов.

Для нас, безусловно, самый важный вопрос - почему Южная Осетия и Абхазия, через территорию которых проходят эти транзитные пути, так называемые таможенные коридоры, не принимают участия в этих переговорах? Нам могут ответить, что чисто экономические вопросы мы переводим в ранг политический. Но это не только политические вопросы! Ведь этот транспорт будет идти через наши территории, и будут возникать вопросы обеспечения безопасности этого транспорта, обеспечения сервиса и т. д., и потому "не видеть нас в упор" все-таки не получится.

Мне кажется, в сегодняшнем меняющемся мире всем необходимо пересмотреть свои взгляды на фактор признанности или непризнанности стран. В нашем регионе уже не один десяток лет – несмотря на фактор признания - ведь существуют и признанные, и непризнанные страны, без участия которых процессы не разморозятся. Например, эти коридоры идут через две частично признанные страны, и без их вовлечения, без договоренностей с ними не обойтись. Какой будет будущая имплементация соглашений, например, без договоренностей с Южной Осетией? Это важный вопрос, и, мне кажется, не один год будет потрачен на то, чтобы прийти к каким-то общим взаимоприемлемым решениям. Думаю, сегодня Грузия, например, не совсем готова к такому соглашению чисто политически, а Южная Осетия – чисто технически.
В прошлом году руководство Южной Осетии заявляло о том, что РЮО должна быть полноправной стороной в переговорах и равноправным партнером во всех процессах по данному соглашению. Но готова ли Грузия к этому? Думаю, что нет – хотя бы потому, что уже более 10 лет Грузия не подписывает меморандум о ненападении, что является важным для Южной Осетии, и это достаточно показательный пример неготовности Грузии к сотрудничеству в той или иной мере. Второе: для Грузии это будет означать прямое или косвенное признание независимости Южной Осетии, и мы всегда будем упираться в эти нерешенные вопросы, которые, конечно, будут тормозить процесс. Как все это будет решаться, к чему приведет – это вопросы, на которые пока нет ответов.

Есть и другая сторона проблемы – чисто техническая. Я думаю, мы не совсем готовы к реализации этого проекта и потому, что сегодня в Южной Осетии нет соответствующего дорожного полотна, готового принять такие грузопотоки, нет объездных путей, это все надо приводить в порядок, и я предполагаю, это вопросы не одного года. Среди проблемных также вопросы экологии, вовлечения нашего бизнеса во весь этот процесс, это так называемый вопрос цены - а что Южная Осетия получит при открытии этого транзитного пути? Нам - Южной Осетии и Абхазии - надо взвесить все возможные выгоды и все возможные потери в контексте открытия этих путей. Если наш бюджет ничего от этого не получит, если местный бизнес не будет вовлечен в проект, тогда какой смысл от него? Все эти вопросы пока висят в воздухе, и, к сожалению, пока нет активного обсуждения в Южной Осетии всего спектра вопросов, касающийся этого соглашения. Часть нашего общества, в основном экс-комбатанты, высказываются против открытия дорог. Они считают, что это будет неким предательством по отношению к погибшим в грузино-осетинской войне, для них это очень чувствительный вопрос, и реакция на происходящее достаточно жесткая. Другая же часть видит определенные возможности и перспективы для развития собственной экономики, для стимуляции развития местного бизнеса и т.д. Надо все взвесить, сделать правильные выводы...

Мне кажется, что Россия форсирует этот процесс в том числе из-за Армении. Будет втянуто много игроков – Турция, Иран, не говоря уже о локальных акторах. Я очень надеюсь, что будут приняты адекватные решения – на пользу всем нам. Ведь если дороги будут открыты, они действительно могут сыграть важную роль для всего региона и могут стимулировать создание системы региональной безопасности Южного Кавказа, о которой так много и долго говорилось.


Самые читаемые

день

неделя

месяц

Прогноз погоды
Ереван

Влажность: 38%
Ветер: 8 км/ч
26 C°
 
15°  28° 
17.09.2019
14°  27° 
18.09.2019
Опросы

Надо ли провести референдум по вопросу Амулсара?