ЕРЕВАН
РА ЦБ
  • USD - 483.94 АМД +0,94 EUR - 512.2 АМД +0,2 RUB - 7.88 АМД +0,88 GBP - 595.54 АМД +0,54
  • ЗОЛОТО - 28 158,43 АМД СЕРЕБРО - 353,67 АМД ПЛАТИНА - 14 754,82 АМД

Отношения между Арменией и Россией являются аксиомой: интервью президента Армении телеканалу РБК

Президент Республики Армен Саркисян дал эксклюзивное интервью генеральному директору телеканала РБК Илье Доронову.

Илья Доронов: Армен Варданович, спасибо, что согласились поговорить, и спасибо, что нас принимаете в Дилижане. Очень красивый город, посмотрели горы…

- Впервые?

Илья Доронов: Впервые, да, никогда не были… Время, в которое мы с Вами встречаемся фактически совпадает с годовщиной окончания войны, которая произошла год назад. Как по-Вашему, за этот год Армения какие уроки извлекла из того, что произошло?

- Сложно судить, какие уроки, потому что для этого время нужно. Даже один год после такой большой трагедии, как я бы назвал войну… Любая война – это огромная трагедия, а это была двойная трагедия, потому что в мире же бушевала пандемия или эпидемия коронавируса. Впечатление такое, что во время таких больших трагедий мировых мы как люди, которые живём на этой планете, должны больше сотрудничать, разговаривать, чем воевать. Всё этом мне напоминает даже книжку Киплинга про джунгли. Когда в джунглях или огонь, или меньше воды, даже звери собираются у пруда и не воюют. Всё это было очень, действительно, трагично. Параллельно тому, что мы теряли жизни из-за COVID-а, как и везде, как и в России, у нас в Армении молодые ребята, в основном молодые ребята потеряли свою жизнь. Так что, какие уроки? Ну уроки, наверное, о реальных уроках мы сможем обсудить лет через 10, 20, когда реальная история будет писаться. А так… было понятно, что в этой войне Армения была не впереди Азербайджана, а позади в смысле подготовки, подготовленности и военной, и технологической.

Илья Доронов: Мы сейчас столкнулись с беспилотниками, в том числе.

- Ну и беспилотники, знаете, что… Когда я говорю, что мы были позади - позади в смысле того, что мы должны были иметь свои беспилотники. Я не говорю о том, чтобы создать свои, потому что Азербайджан же в основном использовал не свои.

Илья Доронов: Турецкие…

- Турецкие. Разведывательные из Израиля. Так что Армении нужно было подготовиться к такой войне, к войне XXI века.

Илья Доронов: Вот это хороший вопрос: Армения была позади, а почему она оказалась позади? Потому что все так были уверены, что мы в любой момент можем победить, вспоминая 90-е годы?

- Ну это такой более фундаментальный, более тяжёлый вопрос. Вообще в мире сейчас такая тенденция есть, когда мы как люди притворяемся. По-армянски есть хорошее слово и по-английски это pretend. Мы притворяемся, что что-то делаем. Притворяемся, что у нас есть демократия, к примеру. Я не о себе говорю, я об армянах… Притворяемся, что у нас очень высокий уровень науки. Притворяемся, что у нас очень сильная армия. Но самое худшее, это когда мы начинаем верить в то, что мы притворяемся.

Илья Доронов: Сами себя убеждаем…

- Сами себя убеждаем в этом, и это очень-очень опасная вещь. Да, естественно, война была – первая война, Армения вышла победителем в этой войне, ну, армяне вышли из Карабаха, из Арцаха. Исторически, что это означает? Было 26 лет. За эти 26 лет можно и нужно было создать реально сильную армию. Можно и нужно было развить дальше и упрочить нашу экономику, можно и нужно было поднять на совсем другой уровень отношения между Арменией и Россией. Я не говорю, что эти отношения плохие, но я всегда в своей жизни, если чего-то добивался, или мои студенты, или даже мои дети, я всегда их воодушевлял: идите дальше.

Илья Доронов: Понятно, что улучшать в отношениях?

- Мне понятно, как я понимаю. Нужно понять, что российско-армянские отношения – это особая тема, она отдельная тема. Ну, как мне Вам это объяснить? Давайте, я попробую как учёный бывший. Если взять структуру математики… В математике, когда ты строишь математическую теорию, вообще-то раздел математики какой-то, она строится на определённых вещах. В первую очередь, она строится на аксиомах. Если взять, вот, в таком математическом контексте отношения между Арменией и Россией – это аксиома.

Илья Доронов: Так и есть, да.

- Они были, несколько столетий, и доказывать их нельзя, потому что армяне жили в Российской Империи, армяне жили в Османской Империи. Что осталось от тех армян, которые жили в Российской Империи – это Республика, независимая Республика Армения и столько же армян, как в Республике, которые живут очень благополучно на всей территории Российской Федерации. Я бы сказал, от Калининграда, до Владивостока. Поэтому российско-армянские отношения – это аксиома. Отношения Армении с другими странами – это теоремы, которые доказываются, и доказываются эти теоремы, которые зависят от времени. Они идут наверх, идут вниз, но каждый раз это нужно доказывать.

Мы можем быть рады тому, что у нас есть. Я один из тех человек, который никогда не рад, потому что я думаю, что этот потенциал реальных отношений: каждодневных, экономических, политических, военно-политических – этот потенциал очень большой, несмотря на то, что Россия огромна, а Армения – маленькая страна.

Илья Доронов: Вот, Вы говорите, что мир становится или стал уже другим. Каким?

- Вы сами расскажите - Вы же общаетесь со всеми…

Илья Доронов: Вы учёный, я журналист…

- Мир стал очень быстрым. Вещи меняются очень быстро. Мир для многих стал непредсказуемым, потому что люди не понимают, как этот мир работает. Мир стал непонятным, потому что очень многие международные организации, законы, отношения, которые работали раньше, они сегодня не работают. Для многих он стал не только непредсказуемым, но и чувство опасности выросло. Мир стал не только непредсказуемым, но и меняющимся очень быстро.

Илья Доронов: А Вы размышляли на эту тему, что, смотрите, какая штука получилась, вот, мы жили, жили, жили, а потом дошли до какого-то момента, когда оказалось, что всё, чем мы жили, оно остаётся в прошлом.

- А мы, просто, не замечали изменения. Потому что я об этом долго думал, ещё в 2001-2002 году в Давосе сказал, что мир меняется, и впервые сказал это понятие, что мир стал квантовым. Ну, чтоб сказать, что это не классический мир, в котором мы жили раньше. Потому что все начали говорить, в то время начали говорить, что новая индустриальная революция, там у нас была первая, вторая, третья, четвёртая, пятая… Каждый раз там что-то придумываем… Придумали, как варить пищу на костре – вот вам индустриальная революция. Или создали электричество, поняли, как получать электричество великие люди – потом, индустриальная революция. А сейчас время, которое я называю не четвёртая, не пятая индустриальная революция, а я называю R-evolution. По-английски R-evolution это Rapid Evolution, то есть быстрая эволюция. Мы живём в период, когда эволюция идёт всё время каждый день. Она быстрая. Вы посмотрите, допустим, на определённые графики, которые сейчас все строят, как быстро развивается IT. Какое огромное количество информации мы набираем. Всё это экспоненциально растёт.

Илья Доронов: А я, когда готовился к интервью, написал один вопрос, и так получилось…

- Я не готовился…

Илья Доронов: Потому что Вы и так всё знаете… У меня ощущение, что я как раз попал… моя мысль в Ваш спор, который произошёл вчера с Романо Проди. Мой вопрос состоял в том, что, Вам не кажется ли, что Армения уже подходит к статусу, как говорят по-английски “failed state” – «несостоявшиеся государства». И Романо Проди говорил именно о том, что маленькие государства в скором времени должны будут выбирать, с кем они и уже стать частью каких-то других государств.

- Во-первых, Вы правильно сказали, у меня был с ним спор. Дружеский, но спор. Я абсолютно не согласен с ним и не согласен с Вашей формулировкой. Наоборот, в принципе. То, что случилось после войны... Вы не первый, который говорите и или говорили, что Армения это “failed state”, а не управляема… Понятно, первые месяцы, там, непонятно, неразбериха… Дошло до того, что Генеральный штаб у нас начал высказывать определённые идеи. Дошло до того, что мне как Президенту парламентской республики, потому что за все три года я впервые вошёл в это здание Генерального штаба как Президент: я же не управляю армией. Но мне пришлось туда пойти и серьёзно поговорить со всеми этими генералами. Очень серьёзно. Я не могу Вам рассказать детали этой встречи… То есть нужно было преодолеть вот такие кризисы. Это всё понятно.

Но с другой-то стороны: я с первого дня поддержал и высказался, что решением этого момента, то есть трудного момента должны стать выборы. Мы же стараемся быть демократической страной. Раз, стараемся, нужно играть в эту игру. Если мы не демократическая страна, а страна, допустим, условно говоря, тоталитарная или другая, там другие законы игры. А если мы играем в эту игру и решили, что вот эта игра – наша игра, тогда решение очень простое и моё предложение было простое: во-первых, нужно иметь профессиональное правительство, чтоб никто не говорил, что правительство кого-то поддерживает, во-вторых, мне казалось тогда и кажется сейчас, что мы должны сделать обязательно, думать и работать над изменением Конституции.

Илья Доронов: Да, мы с Вами об этом в марте говорили…

- Да, изменение Конституции не означает, что поменять Конституцию от несбалансированной парламентской к несбалансированной Президентской. Нет. Дело в том, что, если хотим парламентскую, пожалуйста, пусть она будет сбалансированной. Власть должна быть сбалансированной.

Илья Доронов: Насколько я понимаю вопрос Конституции (я недавно общался со спикером Парламента), он не первый.

- Давайте я выскажу, потому что очень многие вещи не простые и они не случаются просто потому что президент что-то сказал. Дело не в том, что взять, допустим, парламентскую несбалансированную конституцию и поменять на президентскую несбалансированную – никакой разницы тогда не будет. Я бы предпочёл вернуться обратно в президентскую по очень простой причине: потому что население наше… они жили в Российской Империи, потом в Советском Союзе, было три президента до этого – им понять концепции парламентской демократии и республики очень сложно. Но всё равно, будь то президентская или парламентская, очень важным фактором является сбалансированность власти. И ещё один фактор: когда я говорю об изменении Конституции, я ни в коем случае не имею в виду себя. Что это означает? Если всё-таки поменяем Конституцию, эта новая Конституция (через референдум, поменяли Конституцию) она начнёт работать только после того, когда следующий Президент избирается. Но если мы примем такое решение и примем Конституцию, я готов сразу подать в отставку, чтобы показать людям, что это не для меня, не для моей власти, а для того, чтобы в стране было проще и лучше. И для того, чтобы, когда в стране тяжёлые времена, будет понятно, кто несёт ответственность, кто принимает решения. Мне кажется…

У нас прошли выборы. Не поменяли Конституцию. В Правительство были приглашены некие профессиональные люди, но Конституцию не поменяли – пошли на выборы. Это я обсуждал и с Премьер-министром осенью, и с двумя партиями, которые были в оппозиции. Тогда все согласились – были выборы. И что случилось после выборов? В принципе, выборы прошли, напряжение на улице радикально упало. То есть, сейчас мы в Дилижане, а были в Ереване уже?

Илья Доронов: Проезжал только из аэропорта…

- Ну посмотрите, есть ли напряжение на улице? Такого напряжения на улице нет. Напряжение есть в Парламенте. Я желаю им здоровья. Вот это нормальная вещь, когда напряжение в Парламенте. Пожалуйста.

Илья Доронов: То есть удалось с улицы перенести в Парламент…

- Пожалуйста, пусть это напряжение будет в Парламенте, но не на улице. Для меня как Президента очень важно, чтобы на улице было спокойно и стабильно. И сейчас в Ереване на улице спокойно и стабильно. Будет ли это спокойствие навсегда? Нет.

Илья Доронов: Нет, потому что уже Роберт Кочарян заявил, что на следующей неделе уличные акции.

- Роберт Кочарян заявил… ну, знаете, заявить – одно дело, уличная… Были выборы. Пожалуйста. Политики могут… действующие политики и его партия находятся в Парламенте – они могут и там работать, это их дело. Но всё-таки радикально упало напряжение.

Илья Доронов: То есть главное достижение этих парламентских выборов в том, что напряжение упало.

- Естественно. На улице напряжение упало. Есть конкретная вещь: есть сейчас большинство в Парламенте, есть Правительство… Ну, народ дал мандат Правительству: идите и решайте наши проблемы. Экономические проблемы, демографические проблемы, проблемы, связанные с налогами, со всем. Проблемы, связанные с тем, что у нас молодые ребята ещё находятся в Азербайджане. То есть это абсолютно ненормальная вещь. Проблемы, которые связаны с демаркацией. Проблемы, которые связаны с будущими отношениями между Арменией и Азербайджаном. Это вопросы, которые должно решить Правительство. Ну, народ-то дал им мандат, пусть решают этот вопрос. Для меня важным являлся тот факт, что мы через выборы прошли вот этот путь.

Илья Доронов: Про пленных. Как, по-Вашему, почему даже спустя год пленные остаются в Азербайджане?

- Это вопрос не ко мне.

Илья Доронов: Да, я понимаю, что не к Вам...

- Это вопрос, во-первых, к Азербайджану. Я помню, в 94-ом году, после первой войны, все военнопленные, которые были на территории Армении и Карабаха были отправлены домой в Азербайджан. И наоборот, из Азербайджана сюда. Почему Азербайджан решил этого не делать сегодня и делать из этого какие-то суды, спектакли, использовать человеческие жизни, жизни молодых людей для определённых каких-то… решения каких-то задач?.. Это дорога… немножко сюда, немножко туда… Мне сложно судить, но явно вопрос, во-первых, не ко мне. Это вопрос, во-первых, к Азербайджану. Этот вопрос не армянско-азербайджанских отношений, а он находится в пространстве человеческих отношений, потому что всё-таки даже во время больших войн всё равно стороны, особенно те которые, в данном случае Азербайджан – это сторона, которая выиграла эту войну, она должна показать себя как победитель.

Но кроме них это вопрос ещё к международному сообществу. Почему? Я как Президент обращался и к ООН, к Европейскому Союзу, к НАТО, ко всем, к кому должен был как Президент…

Илья Доронов: И именно с просьбой помочь с пленными?

- Да, именно с просьбой. Что это означает? Результата нет – раз. Почему результата нет? Ну, наверное, несколько причин. Причина номер один, может быть, международные организации они не столь эффективны и их не настолько уважают, как это было, наверное, тридцать лет тому назад. Но это другой разговор о будущем ООН или почему сегодня Европейский союз, НАТО или другие организации. Или другие руководители государств, которые обращались к Азербайджану с такой же просьбой. И второе, может быть, это именно результат того, что Азербайджан игнорирует и международные организации, и просьбу не только Армении, но и других стран тоже.

Илья Доронов: А Россия может помочь в этом смысле, с пленными?

- Россия всегда может помочь во всём.

Илья Доронов: Год назад много говорили об усилении Турции, о том, что она снова пришла на Кавказ и очень сильно помогает Азербайджану. Вот, спустя год, какие тенденции Вы сейчас видите? Турция успокоилась или нет?

- Турция успокоилась? Я не тот комментатор, который может давать такой диагноз. Но, в принципе, ничего не изменилось в смысле стратегии Турции, потому что Кавказская или Южно-Кавказская война – это не единственная была война или проблема, которая связана с Турцией. Это вообще-то часть более такой региональной или глобальной политики Турции. Вспомним, где была Турция, почему она вошла, допустим, в Ливию? Почему она так активна в Ираке? Почему она сегодня в Ливане? На востоке или…

Илья Доронов: В Сирии…

- Да. Почему она так сидит в Сирии, в общем-то, и глубоко сидит и хочет ещё дальше двинуться в Сирии? Почему она в Средиземноморье толкается и с Кипром, и с Грецией? Почему она держит на границе с Европейским союзом сотни тысяч беженцев из Сирии? Где Сирия, где… как в знаменитом фильме… Где Сирия, где Европейский союз? Ну, понятно это. Европа в каком-то смысле заложник Турции, потому что эти сотни тысяч или несколько миллионов беженцев войдут в Европу – говорить о стабильности в Европе будет очень сложно.

Илья Доронов: Ну, Турции, откровенно говоря, есть на что обижаться: её в Евросоюз десятки лет не принимают.

- Я с Вами не согласен в этом, потому что для того, чтобы обижаться, нужно быть уверенным, что ты сделал правильное предложение. Войти в Европейский союз, это как выйти замуж или создать семью, или войти в семью. Реально, Турция была готова войти в эту семью или нет? Это другой вопрос.

Но, давайте, я закончу эту часть, насчёт Турции. Вот эта война у нас – продолжение общей политики Турции. Это продолжение того, чтобы стать более влиятельной в регионе. Она стала более влиятельной, хотим мы этого или не хотим, на Южном Кавказе. Она очень влиятельна сегодня в Грузии экономически. Если я не ошибаюсь около 40 или больше 40 процентов торговли Грузии – это с Турцией. А что это означает? Это означает, что, когда турецкая лира двигается, двигается и грузинская лари. Не потому, что они оба на «Л», а потому что экономики связаны.

Сейчас Турция очень сильная – она вошла в Азербайджан. Понятно, после такой войны влияние турецких вооружённых сил на азербайджанские вооружённые силы, вообще на суверенитет Азербайджана – это огромное влияние. Она, действительно, имеет влияние, наверно, на экономику Азербайджана, соответственно, на логистику и транспортные средства, включая нефтепровод, который идёт из Баку до Тбилиси и Джейхана. То есть Турция стала в смысле военно-политическом более влиятельной в этом. Но с другой стороны турецкая экономика не самая лучшая в мире.

Илья Доронов: Лира падает, да…

- Лира падает. Последние два года они поменяли трёх начальников Центрального банка. То есть экономика не самая лучшая, я думаю. И, насколько я знаю, очень многие инвестиционные компании, банки выходят из Турции. То есть с другой стороны, вот, экономический спад компенсируется, допустим, большой активностью.

Но это их выбор. Выбор Президента Турции.

Илья Доронов: Спрошу про Иран. Год назад мы про него практически не слышали, а теперь Иран стал играть… тоже возвысился и очень значимую роль, и у Армении установились очень хорошие связи с Ираном, гораздо более тесные, как мне кажется, чем были год назад. Усиление Ирана с чем связано?

- Ну, во-первых, я хочу ещё раз с Вами не согласиться. Отношения между Арменией и Ираном всегда были хорошие. Правительство Исламской Республики многие годы поддерживало финансово, давало деньги и поддерживало сохранение армянских церквей. В отличие от Турции. Так что говорить, что у нас отношения стали лучше, мне кажется…

Илья Доронов: Но тем не менее, есть ощущение, что после этой войны сейчас они стали ещё ближе.

- Ну, знаете, после этой войны не только… Иран-то понятно. Иран-то сосед, и то, что творится на юге Армении, то что творилось во время войны, это просто касается Ирана, это граничит с Ираном и было бы удивительно, если бы Иран ничего не говорил об этом.

Илья Доронов: Ну, я думаю, что Иран тоже беспокоит усиление Турции, конечно…

- Ну Иран, наверное, беспокоят многие вещи, допустим. Поэтому, это их право высказывать своё мнение, а нам нужно прислушаться к этому мнению и дай Бог, другие игроки в регионе тоже будут прислушиваться к этому мнению. Но дело в том, что после войны многие начали говорить. Заговорили многие. Что во время-то войны было очень сложно получить международную поддержку со стороны многих международных организаций, государств, которые, в общем-то, активно начали бы поддерживать идею остановить войну. Ну, были страны, которые очень дружественно, как Франция, допустим. Она беспокоилась, показывала, всё. Но я бы не сказал о других европейских странах. Вокруг нас очень много стран-то. Но вот после войны активность начали показывать все.

Илья Доронов: Про исторические факты. Вы, наверняка, слышали речь Владимира Путина на Валдае, когда он сказал, что надо посмотреть на карты Генерального штаба 20-х годов. Вот, они у нас есть в России, и вот, по ним, судя по всему, и делать разграничение территории, делимитацию. Есть какая-то оценка этого заявления, или нет?

- Оценка этого заявления?

Илья Доронов: Да, да… Ну, Вы согласны с этим, или нет?

- Дело в том, что я после войны написал Владимиру Владимировичу.

Илья Доронов: Что написали?

- Написал письмо, потому что я знал, что эти карты хранятся в Российской Федерации. Я не знал конкретно, где они хранятся…

Илья Доронов: Он сказал, в Генеральном штабе…

- Вот, если в Генеральном штабе, тогда в Генеральном штабе. Потому что с первого дня, когда война была приостановлена, возникли проблемы. Огромные. Это с теми деревнями, которые прямо оказались на границе этих действий. Это с компаниями, которые оказались. И включая компании, где там владельцы тоже граждане Российской Федерации. То есть это рудниковые компании. Непонятно сейчас, рудниковая часть – она где, слева или справа? Тогда я тоже написал Владимиру Владимировичу письмо. В этом письме высказал мысль, что именно карты хранятся. А то там в разных местах стороны, в первую очередь, азербайджанская сторона использовала какие-то карты от Гугл и от чего-то ещё. Я немножко математику знаю, программирование тоже – могу нарисовать вам и сделать так, чтобы она появилась на Гугле ну, типа, карту Дилижана, который доходит до… где Вам угодно? Ну это виртуальные карты.

А реальные карты всё-таки… У нас же есть история? Всё-таки общая история и в Российской Империи, и в Советском Союзе. И ещё.

Вот этим занимались ещё в советское время. Если я не ошибаюсь, начиная от 1984 года была создана специальная комиссия двусторонняя, и там была Москва и две стороны, на уровне вице-премьеров – тогда их называли заместителями председателя правительства Азербайджанской ССР и Армянской ССР. И эта комиссия, если я не ошибаюсь, она работала года четыре-пять. Мне кажется, что-то там подписывали, то есть окончательного документа не было. Вот эти документы тоже находятся я не знаю где, но в Москве.

Илья Доронов: Надо поискать.

- Но я не знаю, в Генштабе или где-то ещё. Наверное, тогда был Госплан. Может, в Госплане, оттуда где-то ещё. Но понятно, этот вопрос решать без России невозможно.

Илья Доронов: Я как раз хотел спросить, можно ли решить вот этот армяно-азербайджанский вопрос без участия, например, России? Чтобы Армения и Азербайджан сами между собой договорились окончательно?

- Пусть армяне и азербайджанцы в одиночку договариваются. Тогда вопрос, почему не договорились в одиночку, допустим, лет пять тому назад, или десять. То есть, вопрос-то абстрактен. Но в реальной-то жизни, всё-таки перед тем, как договариваться и будут люди обсуждать, есть же маленькие, но очень болезненные вопросы для сторон. А для нас в Армении это возвращение военнопленных. Вот, если Азербайджан сделает этот шаг, вернёт эти молодые жизни их семьям… А это очень тяжёлая вещь. Потому что я встречаюсь с этими семьями – это драма. Каждая семья – отдельная драма. Это не только те, которые военнопленные, это ещё те семьи, которые потеряли своих детей.

Илья Доронов: Без вести пропавшие, да?

- Это без вести пропавшие и их судьба непонятна. Они живут на красной линии между адом и раем. То есть один день ад, другой день рай. Какой-то судебный процесс в Баку – в видео они увидели своего сына или мужа увидели. Перед тем, как обсуждать, в каком формате…

Илья Доронов: Большие шаги сначала надо…

- Ну, формат-то есть, переговоры-то идут. Моя просьба и предложение остаются ещё: верните ребят домой.

Илья Доронов: Вы писали Алиеву в Баку?

- У нас нет канала, чтобы друг другу писать письма. Но мне кажется…

Илья Доронов: А если вдруг Ильхам Гейдарович согласится на интервью, я могу передать.

- Ильхам Гейдарович, наверное, смотрит Вашу программу, вот, можете передать. А так, я обращался во все возможные инстанции.

Илья Доронов: Задам последний вопрос здесь: мы встречались в марте – сейчас октябрь месяц. Какие основные проблемы стоят перед Арменией?

- Ну, основные проблемы… мы уже начали о них говорить: возвращение военнопленных, судьба без вести пропавших… Всё-таки, я бы так сказал, мир – там, где мира нет. То есть, на границе соприкосновения армянских и азербайджанских вооружённых сил.

Илья Доронов: Там всё опять чаще начинают приходить новости об обострениях…

- То есть, чтобы там был мир, чтобы это перемирие держалось, которое… Ещё раз, я благодарен усилиям Владимира Владимировича и России, что всё-таки перемирие состоялось.

Перемирия – они важны. Как в 94-ом году, так и сейчас.

Илья Доронов: А внутри Армении какие проблемы?

- Это первостепенные задачи. Психологически очень важно. Общество наше каждодневно живёт вопросами, которые идут с границы: военнопленные, как будут проходить границы… Это вещь, которая каждый день держит общество в напряжении.

Но для того, чтобы решать сегодняшние вопросы, у меня подход в жизни был всегда такой: нужно работать на будущее. А это будущее у Армении связано с многими вещами. В смысле экономики - это понятно: построить новую экономику, которая базируется на новых технологиях, начиная от искусственного интеллекта, до биотехнологий. Новое сельское хозяйство. Новый пищевой сектор, здравоохранение. Абсолютно новое, потому что мы вошли уже в XXI век. Если мы будем жить, как в предыдущем веке, это будет… снова Армения будет в последнем вагоне поезда.

Илья Доронов: Ну да, двадцатый век бессмысленно строить…

- То есть нужно именно это. Второе, очень важно, чтобы структура государства, начиная от Конституции, была современной. Очень важным являются механизмы принятия решений. Поэтому я говорю: нужно поменять Конституцию. Потому что ведь наши же проблемы не закончились с войной, или не остановились. Они впереди. Поэтому нужны механизмы, чтобы те люди, которые несут ответственность, принимали бы ответственные, эффективные решения, чтобы эти решения перешли в реальность.

Потому что, если у тебя не эффективная система управления, тогда любое решение, которое кажется самым правильным

Илья Доронов: …на бумаге останется…

- На бумаге так и останется. То есть ты будешь, в принципе, резать больше леса в Дилижане, чтобы получить больше бумаги, чтобы принимать решения, которые так и останутся. Не надо резать эти прекрасные деревья – лучше иметь очень хорошую систему управления. Поэтому, нужно менять Конституцию.

Илья Доронов: У Армении есть понимание, куда она должна прийти?

- Когда Вы говорите «у Армении», у кого это у Армении? У Армении, у Президента есть своё понимание. Президент старается поделиться этим пониманием. Поэтому, вот, на другой горе здание Центрального банка Армении – мы уже третий год делаем Саммит умов

Илья Доронов: Summit of Minds называется

Ну да, Саммит умов. Это была сначала французская встреча в Шамони, под Монбланом. Я с ними договорился – сейчас это полностью армянский саммит и в следующем году он будет очень большой, потому что кроме саммита будет шестой фестиваль, называется STARMUS – это звёзды музыки. Предыдущий был в Цюрихе. Там великие музыканты-рокеры играют. Это несколько дней. Учёные, нобелевские лауреаты, космонавты, астронавты. Ханс Зиммер, Брайан Ино, Брайан Мэй, Питер Габриэль и так далее. В Армении будет шестой. Это будет с пятого по десятое сентября. Одновременно будет Саммит умов. Вот, Summit of Minds или Саммит умов сейчас это чисто армянский бренд. Бренд, мне кажется, у которого будет будущее. У каждого такого собрания своя цель. Допустим, у вас – Валдай. Валдай, понятно, кто. На Саммит умов мы не приглашаем действующих политиков. Единственное, у нас был Премьер-министр. Пришёл на открытие, сказал несколько слов. Все остальные люди, которые там, это люди, которые были.

Илья Доронов: Но зато они могут свободнее говорить.

- Правильно, они могут свободнее говорить, общаться. Вот, вчера были в политике, сегодня могут свободнее говорить. Потому что, если ты в политике сам, у тебя есть ограничения. Потому что ты должен, всё-таки, высказать не только своё мнение, но и мнение государства. Вот Саммит умов именно такой. Свободное место. Государственные чины могут высказать. В этом году у нас был очень интересный формат тоже. То есть, диалоги с известными политиками. Мы открыли с Романо Проди.

Илья Доронов: Да, он был по видеосвязи.

- Он был по видеосвязи. И были другие тоже, начиная от Нобелевских лауреатов – учёных, кончая людьми, которые представляют тоже культуру. Михаил Ефимович Швыдкой, диалог был с ним. Почему, потому что всё-таки мир уже не такой классический: вот это учёные, вот это инженеры. Нет. Мы возвращаемся в некоторое время Возрождения. Время, когда могут рождаться новые Леонардо да Винчи, которые умеют и рисовать, и быть гениальными инженерами.

Илья Доронов: Мне кажется, это хорошая точка в интервью: про людей, которые сейчас становятся разными и добиваются в разных местах. Спасибо Вам большое и успехов. Было очень приятно пообщаться.

- Вам спасибо. Мне тоже


Прогноз погоды
Ереван

Влажность: %
Ветер: км/ч
0 C°
 
16°  27° 
10.12.2021
17°  30° 
11.12.2021
Опросы

Ожидаете ли углубления противостояния Иран-Азербайджан?