ЕРЕВАН 4 C°
РА ЦБ
  • USD - 483.94 АМД +0,94 EUR - 512.2 АМД +0,2 RUB - 7.88 АМД +0,88 GBP - 595.54 АМД +0,54
  • ЗОЛОТО - 19 286,49 АМД СЕРЕБРО - 243,75 АМД ПЛАТИНА - 13 611,43 АМД

Интересы Турции в Иракском Курдистане

Flickr/ Quinn Dombrowski

Прошедший в понедельник референдум по независимости в Иракском Курдистане всколыхнул и без того неспокойный регион. Свое отношение к желанию курдов создать независимое государство высказали все окружающие Ирак страны.

Тем не менее, в этом плане особое положение занимает Турция, которая также как и другие региональные и международные игроки, на всех возможных уровнях, в том числе и на самом высоком, не преминула высказаться по поводу референдума. Причем во всех случаях речь шла о той или иной степени угроз в отношении Иракского Курдистана.

Тем не менее, зная "дипломатические повадки" Анкары, конечно, желательно знать, насколько серьезны высказанные угрозы и что на самом деле Турция желает получить от нового поворота политических событий в Ираке, да и в регионе в целом.

И здесь, думается, необходимо выделить и рассмотреть два основных фактора, которые, по мнению многих, определяют и будут определять в дальнейшем политику Анкары – да и не только ее – с Эрбилем. Речь, конечно, идет о курдском вопросе и нефти.

По второму вопросу, сразу же скажем – в Курдистане добывается около 60% всей иракской нефти (шестое место по величине запасов углеводородов в мире – 6.3 млрд.т.). К вопросу нефти мы еще вернемся, но перейдем к курдскому вопросу. Говоря о нем, мы конечно, в первую очередь имеем ввиду политику Анкары в отношении курдов собственной страны, большинство которых является членами или сторонниками запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана.

Если говорить об упомянутых выше заявлениях турецких лидеров, то во всех случаях следует отметить две "оговорки" в них. Первая – Анкара предпримет действия против Курдистана, "если получит соответствующий запрос от властей Ирака". А вторую "оговорку" ясно выразил премьер-министр Турции Бинали Йылдырым, который заявил, что во всех случаях Турция "будет защищать свою национальную безопасность".

А чтобы понять, насколько серьезно Анкара будет защищать интересы Багдада и насколько этот вопрос соотносится с "национальной безопасностью" Турции, проведем краткий экскурс в историю отношений Турции и Иракского Курдистана.

Еще весной теперь уже далекого 1991-го года (заметим, Ирак еще был цельным государством, в котором существовал режим Саддама Хуссейна) тогдашний заместитель министра иностранных дел Турции Озчери принял в Анкаре "гонцов" из Иракского Курдистана – Талабани, главу Патриотического Союза Курдистана (ПСК), и представителя Барзани – руководителя Демократической Партии Курдистана (ДПК) и нынешнего премьер-министра Курдистана. Уже на той встрече Талабани говорил о независимости Иракского Курдистана и заверил турок, что иракские курды не представляют опасности для Турции: "Наша цель – установить федерацию арабов, туркоманов и курдов".

Естественно, перепрыгивая через голову Саддама Хуссейна и устанавливая сепаратные отношения с иракскими курдами, Анкара надеялась лишить поддержки со стороны иракских соплеменников боевиков РПК во главе с тогда еще не пойманным и осужденным лидером турецких курдов Абдуллой Оджаланом.

Иракским же курдам было необходимо покровительство со стороны США и Турции, во-первых, чтобы предотвратить наступление войск Саддама Хусейна, а во-вторых – при помощи турок попытаться создать де-факто независимый от Ирака Курдский Автономный Район.

Однако, как это и следовало ожидать в случае, когда в политических играх ставишь на турок, обе задачи курдам не удалось решить. Напомним: Саддам Хуссейн с помощью химических бомб фактически устроил геноцид курдов на севере Ирака. А с независимым Курдистаном не получилось не только во время правления Саддама, но и сегодня, даже после референдума, его перспектива не столь ясна.

А вот турки поставленную перед собой задачу решили полностью. Помощь боевикам РПК со стороны иракских братьев фактически была прекращена, а вскоре был пойман и осужден Оджалан – сначала на смертную казнь, а затем на пожизненное заключение – в Анкаре, видимо, вспомнили, что они пытаются втиснуться в европейскую коммунну, где смертная казнь вовсе не приветствуется.

Вновь вернемся в наши дни и рассмотрим турецко-курдские отношения через призму прошедшего референдума о независимости. Сразу же отметим, что особых опасений у Анкары по поводу того, что "зараза" независимости может из Иракского Курдистана перекинуться в приграничные курдонаселенные регионы Турции – нет.

Во-первых, этого не хотят в самом Курдистане. У нынешнего премьер-министра Курдистана Нечирвана Барзани и его сторонников, естественным образом, нет желания делиться властью с более бедными турецкими собратьями-курдами. Кроме того, сами турецкие курды никогда не высказывались за свою независимость. Их борьба с Анкарой, даже в период расцвета под руководством Оджалана, сводилась к лозунгу: "Мы желаем видеть демократическую Турцию". Сегодня, когда при президенте Эрдогане национальные и религиозные меньшинства получили определенную свободу, а курды - несколько мест в парламенте Турции – этот лозунг для турецких курдов стал более актуален.

Кроме того, у Анкары в Иракском Курдистане есть и другая карта, которая в случае поворота событий в "неправильную" сторону может быть разыграна без особых проблем. Речь идет о туркоманах, которые в основном заселяют нефтеносный район Курдистана – Киркук. То, что защита соплеменников может стать вполне естественным поводом для вторжения в Курдистан, Турция продемонстрировала на примере Сирии, на севере которой также проживает немало туркоманов, что и стало поводом для вторжения туда турецких войск. А для защиты туркоманов, как показал пример той же Сирии, турки готовы не только убивать курдов, но и сбивать российские военные самолеты.

Мы уже фактически перешли к рассмотрению второго фактора в турецко-курдских отношениях, а именно – к нефти. Здесь к сказанному выше остается добавить, что по официальным данным товарооборот между Турцией и Иракским Курдистаном составляет 12 млрд долларов США. Понятно, что со стороны Курдистана, кроме нефти, мало что есть предложить туркам, а основным товаром, предлагаемым турками, скорее всего, является оружие.

А каковы неофициальные цифры товарооборота, наверно, знают лишь премьер-министр Курдистана Барзани и президент Турции Эрдоган, семьи которых и курируют торговые отношения между двумя странами.

Для сравнения скажем, что товарооборот с северным соседом курдов – Ираном - в три раза скромнее и составляет всего лишь 4 млрд долларов США.

Однако в нефтяные игры Турции с Курдистаном могут вмешаться также США с Россией. О роли США мы уже писали. Напомним лишь, что в Курдистане у американцев есть сильная военная база.

Что касается России, то и у нее есть определенные виды на углеводородное топливо Курдистана. Это касается и природного газа, и нефти. Совершенно недавно, в июне этого года, во время Петербургского форума, между "Роснефтью" и правительством Иракского Курдистана был инициирован проект по постройке газопровода в Турцию, через который курдский газ сможет дойти и до Европы. Проект планируется реализовать до 2019-го года, а запустить экспортные поставки газа в 2020-ом.

Что касается курдской нефти, то, по сообщению РИА Новости, в феврале этого года та же "Роснефть" и Курдистан подписали соглашение о сотрудничестве в области разведки, добычи, инфраструктуры, логистики и трейдинга углеводородов, а также контракт на поставку нефти. В частности, Rosneft Trading S.A. договорилась в период с 2017-го по 2019-ый годы по предоплате покупать у Курдистана нефть. Объем поставок не разглашается...


Самые читаемые

день

неделя

месяц

Прогноз погоды
Ереван

Влажность: 37%
Ветер: 6.44 км/ч
4 C°
 
   
16.12.2017
   
17.12.2017
Опросы

Создаст ли признание Иерусалима со стороны США новый очаг напряженности на Ближнем Востоке?