ЕРЕВАН 26 C°
РА ЦБ
  • USD - 405 АМД -0,65 EUR - 396 АМД -0,08 RUB - 7 АМД -0,57 GBP - 448 АМД -0,93
  • ЗОЛОТО - - АМД СЕРЕБРО - - АМД ПЛАТИНА - - АМД

Проект конституционных реформ в РА - с точки зрения руководства Вооруженных Сил


Учитывая активность дискуссий, идущих вокруг конституционных реформ, а также начавшуюся кампанию по проведению референдума по данному вопросу, ИАА "Армедиа" при поддержке аналитического центра "Айацк" продолжает публикацию ряда аналитических статей, в которых в контексте европейского опыта будут рассмотрены отдельные положения проекта конституционных реформ.

В обсуждениях проекта реформ Конституции РА, по сути, одним из ключевых является вопрос верховного командования Вооруженными силами в мирных условиях, а также при введении военного положения. Действующей Конституцией РА определяется, что Верховным главнокомандующим Вооруженных сил является президент страны (ст. 55, п. 12 - Президент является Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами, координирует деятельность государственных органов в области обороны, назначает и освобождает высший командный состав Вооруженных Сил и других войск). Конституционными реформами определяется, что при парламентской системе правления Вооруженные силы находятся в подчинении Правительства.

Согласно ст. 155 проекта:

1. Решение о применении Вооруженных сил принимает Правительство. В случае неотложной необходимости по предложению министра обороны решение о применении Вооруженных сил принимает председатель правительства и об этом безотлагательно информирует членов Правительства.

2. Основные направления политики в области обороны определяет Совет безопасности. Министр обороны в рамках названных основных направлений осуществляет руководство Вооруженными силами.

3. В Вооруженных силах высшим военным должностным лицом является начальник Генерального штаба, которого по представлению председателя правительства в определенные законом сроки назначает президент республики. В невоенное время начальник Генерального штаба подчиняется министру обороны.

4. Во время войны Верховным главнокомандующим Вооруженных сил является председатель правительства.

Предложенная конституционной реформой данная модель, естественно, имеет и сторонников, и противников. По утверждению последних, Армения как страна, находящаяся в состоянии "ни мира, ни войны", обязана иметь президента с четко определенными полномочиями (в том числе и в области обеспечения внешней безопасности страны), который одновременно является Верховным главнокомандующим. В качестве контрдовода приводится и то обстоятельство, что, в отличие от полупрезидентской и президентской форм правления, парламентской системе присущи более долговременные, в некоторых случаях сложные процессы принятия решений, что в условиях военной угрозы может оказаться трагическим для данного государства. Однако приведенные выше контраргументы сторонники нового проекта считают результатом неполного понимания механизмов парламентской системы правления.

Согласно их утверждению, система правления сама по себе не имеет отношения к эффективности организации обороны при состоянии войны. Исторический опыт показывает, что во время войн терпели поражение или побеждали в том числе страны как с президентской, так и с парламентской формой правления. Ярким примером сказанного является Израиль, который с момента своего создания находится в состоянии войны и всегда имел парламентскую форму правления.

Все зависит от того, какие решения в рамках данной формы правления были найдены для оперативного руководства и управления Вооруженными силами, для принятия быстрых и эффективных решений в кризисных ситуациях. Сторонники конституционных реформ считают, что предлагаемая модель полностью удовлетворяет названным требованиям. Более того, согласно их мнению, при парламентской форме правления легче обеспечить подчинение Вооруженных сил правительству, чем в ныне действующей.

Если при действующей форме правления президент и правительство находятся в различных политических лагерях, то организация эффективной и оперативной обороны на самом деле усложняется, в то время как в предлагаемой форме правления подобные случаи исключаются. Предлагаемая парламентская форма не допускает столкновения между президентом и правительством, поскольку Вооруженные силы постоянно находятся в подчинении правительства, который обладает необходимыми финансовыми и иными ресурсами. Более того, со стороны создателей проекта новой Конституции не скрывалось то, что проблема эффективного управления Вооруженными силами является тем приоритетом, по отношению к которому были определенные опасения еще на фазе принятия решения о конституционной реформе, и комиссия по разработке нового проекта имела перед собой задачу формирования наиболее оперативной и устойчивой системы.

Независимо от звучащих мнений, в вопросе обеспечения безопасности страны наиболее важными должны быть подходы именно официальной инстанции. В этом смысле симптоматично, что министерство обороны РА довольно-таки активно сотрудничало со Специализированной комиссией по конституционным реформам и, как об этом объявил министр обороны РА Сейран Оганян, все представленные министерством предложения были включены в проект. Более того, член вышеназванной комиссии Вардан Петросян даже объявлял, что представленная в проекте модель предложена именно министерством обороны и что она разработана с расчетом на минимальные риски.

Что касается того, насколько предложенная конституционной реформой модель вобрала в себя существующий европейский опыт, – можно сказать, что она наиболее близка к модели, предложенной германской Конституцией.

Согласно последней, командование Вооруженными силами осуществляет министр, а во время войны оно переходит к канцлеру. В Германии командование Вооруженными силами со стороны министра обороны осуществляется в рамках основных политических ориентиров, правомочность определения которых принадлежит исключительно федеральному канцлеру (ст. 115 германской Конституции). 

В другой европейской парламентской республике – Италии - Верховным главнокомандующим Вооруженных сил является президент страны, кто также руководит Высшим советом обороны и объявляет войну с согласия палат парламента (ст. 87 Конституции Италии). Однако одновременно, согласно статье 78 Конституции Италии, ни один акт президента республики не вступает в силу, если он не подписан тем министром, кто ответственен за исполнение данного акта.

Согласно Конституции Венгрии, президент страны является Верховным главнокомандующим Сил обороны. Однако решение об их перемещении, использовании за рубежом, дислокации принимает правительство, что должно быть также заверено парламентом страны (ст. 46).

Подобную модель имеет и Ирландия. Президент Ирландии является Верховным главнокомандующим Сил обороны страны. Что касается объявления войны или применения вооруженных сил, то такие полномочия имеет только парламент (ст. 28).

В Латвии, которая является парламентской республикой, также президент является Верховным главнокомандующим Вооруженных сил страны, однако во время войны он назначает Верховного командующего (ст. 42). Президент обязан также предпринимать необходимые шаги, если какая-либо страна объявила войну или угрожает Латвии, как и неотложно должен объявить внеочередную сессию Сейма, который и должен принять решение о начале войны.

Обобщая сказанное, можем отметить, что каждая страна, независимо от формы правления, сформировала свою оптимальную систему командования и руководства Вооруженными силами как в мирных условиях, так и во время военного положения, – систему, которая, естественно, с одной стороны созвучна той среде, где находится данная страна, с другой стороны – отражает ее особенности. 

Другие материалы по этой теме


Самые читаемые

день

неделя

месяц

Прогноз погоды
Ереван

Влажность: 24%
Ветер: 0,51 км/ч
26 C°
 
28°  17° 
01.10.2022
27°  16° 
02.10.2022
Опросы

Удастся ли России и Украине встать на путь мира в ближайшее время?