ЕРЕВАН -2 C°
РА ЦБ
  • USD - 483.94 АМД +0,94 EUR - 512.2 АМД +0,2 RUB - 7.88 АМД +0,88 GBP - 595.54 АМД +0,54
  • ЗОЛОТО - 24 258,63 АМД СЕРЕБРО - 271,69 АМД ПЛАТИНА - 14 862,75 АМД

Карабах за 2019 год: важен мир

Фото: Евразия Эксперт

2019 год не отличился каким-то особо знаменательным для Карабаха событием, но ознаменовался рядом значимых штрихов, которые, безусловно, важны для понимания процесса развития Арцаха и урегулирования этого многолетнего конфликта.

Внутренняя политика

Арцах захватили внутривыборные процессы. Несмотря на то, что главные выборы – парламентские и президентские – ожидаются в Карабахе весной 2020 года, весь 2019 год прошел "под эгидой" предвыборной борьбы. Это причем не был фальстарт: в сентябре в Арцахе состоялись местные выборы, основное внимание на которых было приковано к борьбе за пост мэра карабахской столицы - Степанакерта. Интересно, что все кандидаты на этот пост ранее не занимались активной политикой, и все они были достаточно молоды – от 40 до 45 лет. Эти выборы были важны в плане расстановки политических сил - многие политические силы и активисты рассматривали их в качестве подготовки к президентским и парламентским выборам 2020 года. И, можно сказать, они были в этом смысле достаточно симптоматичны. На многих участках во время местных выборов победили представители "Свободной Родины" - партии экс-премьера Арцаха Араика Арутюняна, который сейчас является одним из основных кандидатов на пост президента Арцаха. Кстати, пока предвыборная борьба за пост карабахского президента официально не стартовала, но уже как минимум семь кандидатов, среди которых спикер НС и глава МИД Арцаха, тоже заявили о том, что будут бороться за пост президента. Борьба ожидается нешуточная, тем более, что в парламентских выборах планирует принять участие и экс-министр обороны Арцаха Самвел Бабаян.

Что интересно, премьер Армении Никол Пашинян во время декабрьского визита в Арцах встретился с четырьмя кандидатами на пост карабахского президента, подчеркнув, что "правительство Армении поможет карабахским властям в вопросе проведения свободных и справедливых выборов". На встречу с участием спикера парламента НКР Ашота Гуляна, главы МИД Масиса Маиляна, лидера партии "Свободная родина" Араика Арутюняна, члена фракции АРФ "Дашнакцутюн" Давида Ишханяна (трое из них на тот момент уже заявили о своем участие в предвыборной борьбе, а четвертый заявил об этом позже) не был приглашен также заявивший о своих планах бороться за пост президента Арцаха Виталий Баласанян, что вызвало неоднозначную реакцию: премьера Армении некоторые силы обвинили в избирательном подходе и попытке воздействия на внутрикарабахские процессы.

Арцах-Армения

Отношения двух армянских государств в 2019 году напоминали "американские горки" - было то тепло, то холодно. Премьер Армении не раз публично пытался "одернуть" чиновников из Арцаха, призывая их "спокойно сидеть на своих местах". Не раз и карабахские чиновники, в частности, экс-секретарь СБ Виталий Баласанян упрекали Никола Пашиняна в "лифтовых договоренностях" с Алиевым. Несмотря на то, что внешне власти Арцаха и Армении сохраняли "приличия" и показывали тесное взаимодействие во многих сферах, в их отношениях наблюдалась напряженность, которая то шла на спад, то разрасталась – в зависимости от внутриполитических перипетий в Армении и Арцахе, и, возможно, от хода переговорного процесса.

Интересно, что за два года состоялись два совместных заседания СБ Арцаха и Армении – в Степанакерте и в Ереване, на которых (особенно на последнем – декабрьском) были обозначены "красные линии" двух армянских сторон в карабахском конфликте:

- первостепенное значение имеет вопрос статуса Арцаха;

- если Азербайджан пытается сделать реализацию права на самоопределение или неприменение силы относительным, то относительным становится и третий принцип – территориальной целостности; 

- не может быть возврата к прошлому - будь то с точки зрения статуса или с точки зрения границ;

- ни один вариант урегулирования не может поставить под угрозу безопасность Республики Арцах и ее нормальную жизнедеятельность.

Это те планки, которые никогда не должны быть снижены, и те красные линии, которые никогда не должны быть нарушены.

Карабахское урегулирование: слова, слова, слова

Если у кого и были особые ожидания от 2019 года в процессе карабахского урегулирования, они оказались напрасными. Изначально было понятно, что новый лидер Армении, несмотря на громкие заявления, не может представить всю глубину несоответствий позиций армянских сторон и Азербайджана в карабахском конфликте. Решить конфликт – не яблоко разрезать. И лидеру Армении в течение 2019 года не раз пришлось столкнуться с тем, что любое слово, любая инициатива в таком конфликте как карабахский чреваты последствиями.

Громкое заявление Пашиняна на степанакертской площади "Карабах – это Армения, и точка" привело к ажиотажу в карабахском процессе. С внешне спокойного диалога по Карабаху Азербайджан вновь перешел на свойственную ему агрессивную риторику, заявив "Карабах – это Азербайджан, и восклицательный знак".

 Весь год лидер Армении представлял формулу "Любое решение арцахской проблемы должно быть приемлемым для народа Карабаха, народа Армении и народа Азербайджана", безуспешно пытаясь заставить Алиева выступить с тем же заявлением. При этом лидер Армении, высказывая эту на первый взгляд миротворческую формулу, не задумался над тем, что не может быть приемлемым или неприемлемым право Арцаха на самоопределение. Право – оно неотъемлемо. И, наверно, Азербайджан это когда-нибудь признает.

Другим немаловажным высказыванием Пашиняна стали его слова о том, что позиции Армении и Арцаха, даже в нюансах, не отличаются друг от друга. Это громкое заявление не только не соответствует действительности (позиции двух армянских государств всегда отличаются, и не только по деталям – примеры знает даже МГ ОБСЕ, когда Арцах отклонил вариант урегулирования, на который была согласна Армения), но и бьет по субъектности Арцаха (в этом случае зачем представителям Карабаха садиться за стол переговоров?).

И в ряду очередного неудачного подбора слов в контексте карабахского урегулирования в 2019 году можно вспомнить приглашение вице-премьера Азербайджана Мехрибан Алиевой в Карабах со стороны супруги Пашиняна – послушать мугам. Мало того, что это приглашение г-жа Пашинян озвучила без первой леди Арцаха, но и – вопреки всем правилам протокола – без соответствующего приглашения заявила о том, что готова сама поехать в Азербайджан (!), в страну, в которой слово армянин - ругательное.

Карабахское урегулирование: переговоры лучше, чем ничего

2019 год стал очередным годом переговоров, которые не приблизили нас к мирному соглашению. Но переговоры – всегда лучше, чем война. И, конечно, все прошедшие в течение 2019 года переговоры на уровне глав МИД или первых лиц Армении и Азербайджана, возможно, не приблизили мирное соглашение, но и не стали поводом для военных действий.

Хотя долгое время власти Армении заявляли о том, что они не ведут переговоры, а просто уточняют те или иные позиции и вопросы, весь год ознаменовался встречами по Карабаху. Переговорщики говорили об уточнении позиций, произносили общие слова, и только в конце года были обнародованы заявления, из которых стало ясно: стороны не только вели переговоры, но и договорились и делают шаги в плане подготовки народов к миру (обмен журналистами), проводят гуманитарные акции (обмен пленными) и обсуждают принципы урегулирования. При этом не стоит ставить знак равенства между сторонами конфликта и в этом вопросе: Азербайджан остался верен своему амплуа и регулярно с самых высоких трибун озвучивал антиармянские агрессивные милитаристские заявления с претензией не только на Арцах, но и на Армению.

В течение года азербайджанская сторона, уже много лет пытавшаяся перевести переговорный процесс в "межобщинный формат", активизировала так называемую азербайджанскую общину Карабаха, пытаясь придать ей больший статус, чем она имеет в реальности. Дошло до того, что глава МИД РФ и посол Франции в Азербайджане в той или иной мере высказались о важности диалога с азербайджанской общиной, что является результатом слабой и непоследовательной работы наших дипломатов. На самом деле диалог армян и азербайджанцев – на разных уровнях и форматах – предполагает и диалог с беженцами-азербайджанцами, и с беженцами-армянами, и с теми, кто покинул Арцах в результате дискриминационной политики Азербайджанской ССР и навязанной войны, однако карабахский конфликт никогда не имел межобщинного подтекста, это всегда был конфликт между автономией и метрополией. И именно эта реальность конфликта и должна отражать переговорный процесс.

Под конец года, в ноябре-декабре, даже появились определенные детали – Пашинян заявил, что были достигнуты две важные договоренности, которые касаются создания благоприятной атмосферы для достижения мира и подготовки населения к миру. Глава МИД России заявил о том, что ожидает, что стороны вместе с сопредседателями МГ ОБСЕ в Братиславе 5 декабря выступят с совместным заявлением. Однако, скорее всего, сторонам опять не удалось договориться, и сначала Азербайджан выступил со своими "красными линиями", отвертев переговорный процесс на много лет назад. Затем и Армения, в ответ на заявление Азербайджана, заявила о своих красных линиях по Карабаху, что вернуло переговорный процесс в точку, с которой стороны не могут сдвинуться уже много лет. Вопрос "А что готов уступить Азербайджан?" так и остается уже много лет витать в воздухе, поворачивая все добрые помыслы переговорщиков в русло несбыточных надежд по подписанию окончательного мирного договора по Карабаху.

Жизнь

Переговоры переговорами, а в Карабахе идет своя жизнь: люди строят дома, открывают магазины, отводят детей в школу и, как и в любой точке мира, мечтают о лучшей жизни. Там живут под постоянной угрозой войны. Хотя к этому невозможно привыкнуть, но жизнь берет свое: карабахцы – живущие на этой земле обычные люди – привыкли к этому. Они умеют видеть росток цветка в военном окопе, и чувствовать счастье – сквозь боль потерь. Живи, Арцах! Мира тебе в Новом 2020 году! 

Другие материалы по этой теме


Прогноз погоды
Ереван

Влажность: 84%
Ветер: 5 км/ч
-2 C°
 
   
20.02.2020
   
21.02.2020
Опросы

Отразится ли на Армении усиление противостояния между Ираном и США?